Помогите найти

Здравствуйте уважаемые форумчане, помогите пожалуйста найти полную версию рассказа диалоги перед казнью, немогу найти, если у кого осталось пожалуйста в лс или дам электронную почту
 

promer

Well-known member
Этот:


ДИАЛОГИ ПЕРЕД КАЗНЬЮ
Программа сокращения численности населения в действии. Девушкам рубят головы…

1.
Несколько девиц ожидали в вестибюле. Все они пришли сюда по одной из программ сокращения численности населения. Каждую из них, студенток одного из столичных университетов, беспристрастно отобрала Лотерея. Настенные часы показывали без десяти двенадцать. Скоро начнут вызывать.
- Говорят, в прошлом году вообще прямо в институте это делали... С выездом то есть. - Произнесла одна из девушек, высокая скуластая шатенка, одетая в меру короткий сарафан, несколько обнажающий ее стройные ноги.
- Да, так удобнее. - Отозвалась толстушка в самом конце очереди. - Сюда пока доберешься… Я два часа тащилась. И все равно крайняя... - Она вздохнула. - Ну хоть успела. За мной сказали не занимать. “Количество процедур строго ограничено…” - передразнила она администратора.
- А как казнить будут? - спросила мулатка в наушниках.
- А то ты не знаешь. Обезглавливание, как обычно. - Ответила скуластая.
- А кто не успеет на этой неделе пройти, тех на штрафную отправят. - Добавила Даша, симпатичная блондинка бывшая одной из лучших студенток на курсе и привыкшая делать все как полагается.
А кто рубить будет? Чья очередь? - Оживилась мулатка, похоже ее этот вопрос занимал.
- А ты чё подруга заёрзала так, даже наушники из ушей повыдергивала. Тебе-то какая разница? - Скуластой пролетарке похоже было в кайф прицепиться хоть к кому-то.
- Проблема в том, кто исполняет. Терпеливо пояснила мулатка. Если практикант, то мы уж намучаемся, поверь... Она вновь воткнула наушники.
Но надолго ее не хватило:
- А чем рубить будут?
- А тебе-то какая разница? - Скуластая не отставала.
- Разница есть. Меч для обезглавливания - индийский или египетский. Стоит под 10 штук зелени. А у нас импортозамещение... Чтоб нас мачете из Гондураса не мочалили...
- Один хер... философски заключила скуластая.
- А это больно - мачете? Услышанное Дашу обеспокоило.
- Ой девочки. Вы что, фильмов насмотрелись? Какие мечи... - Не выдержала Марина, темно русая девушка с брикетами на зубах, до этого молчавшая. - А больно, Дашка, будет в любом случае, для нас главное чтоб было быстро.
- Не, я просто спросила.
- Там специальные ножи есть. Что то вроде катаны. Очень острые. Главное не дергаться, потому что нужно попасть ровно между позвонков. - При этих словах Марина легонько ткнула пальцем позади Дашиной шеи.
- Не показывай на мне. - Беззлобно отмахнулась та.
- А ты откуда такие подробности знаешь? - Заинтересовалась у Марины мулатка.
- Уфф... - тяжко вздохнула отличница. – То, что она думала о катанах осталось тайной. Вряд ли это было что-то хорошее...
- Скоро сами узнаем... - Мулатка подвела итог дискуссии.
Дверь открылась.
- Девочки, скоро будем вызывать по двое. Определитесь пока с парами. - Произнесла высокая женщина лет тридцати, одетая в зеленые медицинские брюки и короткий, такой же зеленый халат.
- Девочки, а может нас все же топором отработают? - вновь подала голос толстушка. - В конце концов, какие мачете, катаны и мечи? Это все чуждое. А ведь мы возвращаемся к истинно русским ценностям, без всякого этого заграничного. А на Руси ведь издавна головы рубили топором!
- Да, топором было бы лучше, - сказала русая девчонка с татуировкой русалки на плече. - Но где ж они специалиста-то хорошего найдут? Я бы не хотела, как Мария Стюарт... Кхххееее, - она картинно показала, как пыхтела шотландка на плахе, когда неумелый палач не смог снести ей одним ударом голову.
- Это да... Такая халтура еще хуже...
- А знаете, девчонки, я бы вообще предпочла гильотину. Там от палача почти ничего не зависит и отрубает сходу. Очень чисто и быстро, - сказала татуированная.
- Ну ты, подруга, даешь, - сказала Даша. - Какая сейчас может быть гильотина! Чай не в Париже живем! Пусть они там сами своими заграничными штучками рубятся! Тут вам не там!
- А это... больно? - Этого вопроса ожидали все, но боялись спросить.
- Спросишь у первой, кто выйдет. Шутка Даши повисла в воздухе. Очередь притихла.
- На сайте написано, что нет. Спинной мозг рассекают, это как при параличе.
- Да я не о том. Я про голову, ей падать больно же будет... В очереди засмеялись.
- Зря вы, девчонки, смеетесь! Я слышала, что после отрубания в голове еще на несколько секунд остается сознание! Представляете, какой это будет ужас!
- Да пиздеж все это! - неожиданно грубо ответила Даша. - Ты сразу вырубишься от шока.
- Да? Ты сама, наверное, пробовала? - язвительно спросила девушка.
- Вот и я думаю, почему они глаза завязывают? - Задумчиво произнесла умница.
- Ясно же, чтоб голове падать не страшно было. Не унималась шутница. Но умница шутки не поняла, или не захотела поддержать.
- Если рубить мечом, я понимаю, чтобы головой не вертеть: не мешать палачу. А если на гильотине, какая ей разница... Получается, это для нас: чтоб не пугались... Вот я и думаю про голову. Я даже в ИГИЛ съездить хотела, мне по сети предложение пришло, поучаствовать в закрытой вечеринке, 20000 обещали. А оказалась, тут настучал кто-то...
- Суки… Флегматично бросила шутница.
- А за что обещали? Заинтересовалась какая-то простушка, по виду замкадница.
- За участие. Набирали девушек для разных перфомансов. Битье по ступням, например. Если выдержишь - получаешь деньги, нет - свободна. Кто выдержит, той могут сделать эксклюзивное предложение. Я с посредницей встречалась, она хотела мои ноги увидеть... - Девица как бы невзначай вытянула ходули, чтобы остальные оценили и измеряли их взглядом. - Так она намекала на отсечение головы, мол, саудовским принцам такое нравится и хорошо платят. Но меня, честно, повешение больше занимало - поэтому и не договорились. А зря... - Она подвела итог. - Теперь тут сижу - с вами, неудачницами, дожидаюсь. - Девица оказалась не так уже проста, ни за что сюда не попадали. - А вы как думали…
Дверь снова отворилась.
- Первая пара проходим. - Бойко возвестила медсестра, и снова исчезла в кабинете.
Очередь притихла.
- Ну, кто пойдет? - Спустя паузу нерешительно произнесла Даша.
Девчонки стали переглядываться. Никто не хотел идти первым. Потом Марина решительно встала и сказала:
- Ну что, все зассали что ли? Кто со мной пойдет? - Марина поблескивала брекетами.
Повисла пауза. Потом раздался нерешительный голос:
- Марин, а можно я с тобой? - это была невысокая девчонка, дольно стройная, но с хорошими добротными грудями.
- Пойдем, Надь, покажем этим трусихам...
Надя встала со своего места, было заметно, что ей страшно. У Нади были рассыпчатые светлые волосы, стрижка в виде каре и отличная укладка, как будто она пришла на конкурс красоты.
- Пока, девчонки, - сказала она рассеянно.
- Да, девоньки, прощайте, не задерживайтесь тут - все равно очень скоро все там будем, - она показала головой куда-то наверх.
- Ну, вы идете? - высунулась снова медсестра - Уже давно рубить пора!
- Идем-идем, - сказала Марина, бросила прощальный взгляд на подруг и скрылась за дверью вместе с Надей.
Девчонки в очереди притихли, с опаской поглядывая на кабинет. Все понимали, что в эти мгновения там, за дверями происходит нечто жутковатое и непоправимое. Они отлично знали, что больше не увидят обаятельную улыбку Марины и ее брекеты на зубах, элегантную Надю с ее немного неуместной тут укладкой и макияжем. Не увидят никогда. НИКОГДА! Потому что эти девчонки вот-вот умрут, и с этим ничего нельзя поделать. Как и с тем, что каждую в этой очереди ждет скорая неминуемая смерть.
Неловкую паузу решилась прервать Даша:
- Девчонки, давайте пока что ли познакомимся все и разделимся на пары, чтобы дело пошло побыстрее. А то это невыносимо - просто так ждать. Меня Даша зовут.
- Даша дело говорит, - подхватила мулатка. - Раз уж так надо, нужно максимально сотрудничать с палачом, чтобы все побыстрее закончилось. Меня Карина зовут, кто не знает.
- Я Оля, - представилась скуластая.
- Маша, - сказала толстушка
- Алёна, - улыбнулась русая с татуировкой на плече. - С кем я буду в паре?
- Хочешь со мной? - спросила Даша.
- Отчего нет, подруга! - и она встала рядом с Дашей.
- Кристина, - представилась длинноволосая рыжая девчонка с прямыми чертами лица и веснушками, которая боялась не сразу умереть.
- Ира, - хмуро сказала девка с зелеными волосами и кольцом в носу.
- Женя, - сказала последняя девушка в очках и с двумя хвостиками, как у ученицы младших классов.
Напряжение немного спало, хотя двое из них уже были ТАМ. Девушки снова начали болтать, когда внезапно дверь открылась и на пороге снова показалась медсестра. Алене показалось, что на халате у медсестры виднеются мелкие капли крови. Внутри у нее все похолодело, а в голову полезли паскудные мысли: "Интересно, чья это кровь: Марины или Нади?"
- О господи... - пробормотала Кристина. - Что, уже всё?
- Конечно, - отозвалась медсестра. - Мы тут долго не задерживаем. Ну что, девочки, кто следующий?
Даша посмотрела на Алену и мотнула головой:
- Идем?
- Идем! - выдохнула Алёнка, а по девчачьей толпе пробежал ропот.
Девчонки с опаской шагнули внутрь и дверь за ними закрылась навсегда.
- Так, девушки, давайте паспорта, я вас оформлю. А вы пока раздевайтесь догола, - сказала медсестра.
Они были в обычном кабинете, как будто пришли на ЭКГ или флюорографию. То, что их так волновало, что занимало все их внимание, находилось в соседнем помещении, дверь куда была приоткрыта. Там было тихо: очевидно, что Марина и Надя действительно уже умерли. Лишь что-то тонкой струйкой текло и капало вниз.
Алена попыталась заглянуть в дверь, но увидела лишь большую лужу крови на полу. В это же время в нее ударила струя воды - кто-то смывал кровь.
- Эй, красотка, не будь такой любопытной, сейчас сама все увидишь, - сказала медсестра. - Так... Кто тут у нас? Дарья Крылова, - она глянула на Дашку. - И Алена Крапивченко... - отлично... Девочки, давайте раздевайтесь!
Она нашла обеих в компьютере, потом взяла дырокол, вставила туда сначала Дашкину страницу паспорта с фоткой - хлоп и на Дашкином лбу образовалась дырка. Потом то же самое случилось и с Алениным паспортом.
- Это вам больше не понадобится, - пробормотала медсестра.
Девчонки начали раздеваться. На Даше было легкое платье и туфельки, Алена была одета в обтягивающую майку, еще более обтягивающие темно-бордовые джинсы и зеленые тапочки на шнурках. Она явно не подумала, как будет раздеваться. Даша сняла туфли и осталась босиком.
- Ален, расстегни мне платье, пожалуйста!
Алена помогла Даше расстегнуть молнию сзади.
В это время шум воды прекратился. Они услышали звук снимаемых резиновых перчаток, и из соседнего помещения вышел мужчина. Да что там мужчина - это был парень лет 25. Он был в клеенчатом фартуке, и тут уж не было сомнений, что он перепачкан кровью. На голове у него была шапочка, как у врачей и поднятый кверху пластмассовый защитный экран, чтобы брызги крови не летели в лицо.
- Галина Петровна, что тут у нас?
- Вот Алена и Даша, - показала на девчонок медсестра.
- Здрасте, - кивнули девушки ему.
- Это Дмитрий, наш палач, он будет с вами работать, - сказала медсестра.
- Так, девчонки, давайте, раздевайтесь быстрее и проходите. Я уже подготовил инструменты, - и он вернулся обратно.
- Я думала палач, женщина, - в ужасе сказала Дашка Алене. - Это что, при нем раздеваться до гола???
- Ну а что тут такого-то, - сказала Алена, стягивая майку. - Знаешь, подруга, палач - это все равно, как врач, перед ним не стыдно.
- Да, но...
- И потом, ты что перед мужиками голой не была никогда что ли?
- Ну мы с Лешкой и Ромкой занимались сексом, а так...
- Уууу, какая у вас общага отсталая. Видела бы ты, какие у нас оргии бывают, как все в чем мать родила по коридорам бегают и тусят... А уж сколько парней меня трахали и кто, я даже и не упомню!
Она присела на корточки и начала расшнуровывать ботиночки. Даша немного успокоилась и стянула платье. Алена разулась и аккуратно положила белые носочки в тапочки. Выпрямилась:
- Даш, расстегни мне лифчик, пожалуйста!
Даша помогла подруге снять лифчик, а потом Алена расстегнула и ей.
- Ты видела, у него фартук весь в крови, - прошептала Дашка.
- Ну и что! Он же палач.
Дашка осталась в одних белых трусиках, а Алене еще предстояла борьба с джинсами. От прилива адреналина в преддверии процедуры, Алена вспотела, и брюки почти намертво прилипли к ней.
- Бля, вот ведь угораздило меня их надеть! И где была моя голова! - ругалась Алена, пока они вместе с Дашкой стягивали с нее брюки. Наконец, обе девушки остались только в трусиках.
Алена, с легкостью сняла и их, оставшись полностью голой. Даша смотрела на нее круглыми глазами.
- Ну чего ты, снимай и дело с концами! - приободрила ее Алена.
Даша лишилась и трусиков. Татуха у Алены была не только на плече, но и на спине, на левой груди и на ягодице. На спине ее позвоночник оплетала змея, голова которой и оказалась на ягодице. Алена вдруг вспомнила, что татуировщик предупреждал ее, что при такой татухе ей не разрешат спинальную анестезию при родах... Алена подумала об этом со смехом.
- Так, девчонки, разделись? - спросила Галина Петровна. - Цепочки, колечки, сережки и другие украшения снимайте. Это все не возвращается, вас должны были предупредить.
- Да-да... - Девушки торопливо сняли нательные крестики и сережки.
- Идите сюда. Распишитесь в журнале и в акте, что претензий не имеете.
Девчонки расписались, не читая.
Галина Петровна надела им на щиколотки пластиковые браслеты с бирками, где были нанесены их имена, и еще одну бирку вдела в уши.
- Трупы будут выдаваться завтра с 10 часов в морге №2, - зачем-то сообщила она девчонкам, хотя для них эта информация в виду предстоящей процедуры не имела никакого значения.
- А бирки зачем?
- Чтобы трупы не перепутать! У нас в прошлом году такой скандал был! Тогда бирки надевали уже после казни и двух девчонок перепутали. Головы правильно положили, а торсы чужие. Родители устроили такие разборки. Всех премии лишили. Так что теперь на воду дуем! Ладно, девчонки, идите теперь.
"Интересно, а когда пацанов казнят, им куда бирки вставляют, - подумала Алена. - Не у всех же уши проколоты!"
Алена с Дашей пошли в соседнее помещение. Когда они вошли внутрь, горло Даши сжал липкий страх. Она уже 100 раз пожалела о том, что вызвалась пойти сейчас. Ее ноги ослабели и подкосились, так что Даше даже пришлось опереться о косяк двери.
- Ты чего, подруга? - спросила ее Алена. Впрочем, ее саму охватил страх, пусть и не такой сильный.
У дальней стены, выложенной белым кафелем, под потолком располагалась штанга. И на этой штанге, подвешенные за ноги, висели два обезглавленных окровавленных трупа Марины и Нади. Они висели, раскинув руки, как два куска мяса. Даша никак не могла отвести от них взгляд. Те капающие звуки это были звуки стекавшей из них крови, а внизу был желоб со сливом специально для этой цели. Там же на штанге было еще 8 подвесочных мест, два из которых в ближайшие минуты должны занять тела Дашки и Алены. Дашка перевела взгляд и увидела нечто еще более ужасное: на столе лежали две отрубленные головы. Она не могла оторвать взгляд от Марины: ее глаза были широко раскрыты, рот тоже был открыт и в нем поблескивали ее брекеты. Марина как будто скалилась и это вызывало еще больший ужас. Рядом, также с вытаращенными глазами лежала голова Нади. В голове Даши не вязалось все увиденное - ведь она совсем недавно видела обеих девушек живыми.
Посередине помещения для экзекуций стояла плаха. Вернее, у них там, в центре, это называлось как-то по-научному, типа "приспособление для обеспечения проведения процедуры по отделению головы от туловища человека в целях сокращения численности населения". Но сути-то это не меняло - это была плаха. Само "приспособление" было забрызгано кровью предыдущих девушек, разводы крови также были и на полу, хотя Дмитрий и смывал их шлангом. Рядом с плахой на столике лежали специальные рубочные ножи, которыми и орудовал палач.
- Эй, подруга, ты чего? - повторила Алёна.
- Ничего-ничего... Просто это так ужасно...
- Перестань... Тут уж ничего не поделаешь. Ты же знаешь, что это необходимо.
- Да, я понимаю, не волнуйся, все будет нормально…
Дмитрий уже ждал их:
- Ну что, девушки, кто первый?
Алена взглянула на Дашку. Та стояла с выпученными от ужаса глазами. "Зассала девка совсем", - подумала Алёна. - "Зачем вызвалась идти? Бля, всегда у них так, у отличников. Они всегда такие правильные, а как доходит до дела - полные штаны!" Впрочем, Алена не собиралась возиться с Дашкой и лицезреть ее истерику. "Пусть они сами с ней возятся! Я сюда не для того пришла! Интересно, что с ней будет после того, как меня казнят. Зрелище, небось, то еще будет! Ну да, это будут уже не мои проблемы."
- Давайте я, - с готовностью сказала Алена.
Дашка с какой-то благодарностью посмотрела на нее.
"Вот дура! Она не понимает, что так ей будет только хуже", - злорадно подумала Алёнка. А вслух сказала:
- Ну, что мне делать?
- Вставай на колени, вплотную к плахе, обхвати ее руками, голову суда, подбородком упрись здесь, - Дмитрий показал, как она должна встать и достал рубочный нож.
- Я надеюсь, он не китайский? - спросила Алёна.
- Нет-нет, что ты! Это наш, сделан на "Северстали" специально по госконтракту на поставку таких приспособлений для ликвидационных центров.
- И то хорошо! - Алена встала на колени и прижалась к плахе. - А больно будет?
- Не волнуйся, я перерублю тебе позвоночник, тебя сразу парализует и ты потеряешь сознание. Все будет хорошо.
- Ну тогда ладно, - Алена смачно сплюнула на пол и положила голову в указанное Димой место. Приспособление быо устроено так, что шея жертвы изгибалась, обнажая рельеф позвонков, чтобы палачу было удобнее рубить.
- Ты учишься? - спросил ее Димка, пока она устраивалась.
- Ага, второй курс.
- Ну и как успехи?
- Да так, тройки, иногда четверки.
- Ну да, я сам так учился, - засмеялся Димка и уперся левой рукой ей в затылок.
Алену это явно не успокоило, а наоборот, ведь от его умелости зависела ее жизнь, вернее смерть.
- А кем собиралась стать?
Алена собиралась ответить, но в этот момент Дмитрий внезапно поднял руку, и с размаху всадил тесак девушке в шею, попав ровно между вторым и третьим позвонками.
- А... кррр - всхлипнула Алена.
- И правда, - сказал Дмитрий. - Какая уже разница. Тем более теперь.
Она тут же перестала чувствовать свое тело, но вопреки обещанию Дмитрия, не потеряла сознание. Перед глазами все замельтешило, и поплыли круги. В горле почувствовался вкус крови. Она сначала даже не поняла, что произошло. Димка по-прежнему держал ее за загривок. Тело Алены задрожало. Он выждал несколько секунд и нанес еще один мощный удар, перерубая шею полностью, а затем срезал остатки жил и кожи, отделив голову Алены от туловища.
Алена услышала, как взвизгнула и завыла Дашка. Она уже плохо соображала, ее волнение нарастало: "Почему я еще не умерла, что-то пошло не так..." Димка держал голову Алены за волосы, из разруба капала кровь. Как бы отвечая на ее вопрос, Димка, шепнул ей: " Не волнуйся, Ален, все в порядке, сейчас ты умрешь". Его слова, слышавшиеся откуда-то издалека, успокоили Алену, и как только это произошло, она умерла, провалившись в глубокую темноту.
Дашка увидела, как Димка всадил тесак в Аленину шею, а затем полностью отделил ей голову. Это было так ужасно, что она не сдержалась и закричала. Такого варварства она не ожидала. Не ожидала, что это будет ТАК. А как? Она сама не знала, как это должно быть. Было очень много крови, которая хлестала из обрубка шеи. Аленкино тело дернулось, как-то неуклюже вскинуло руки, потом ее ляжки разъехались и она завалилась на бок. Тело забилось в конвульсиях, которые постепенно затихали. На лице у Алены некоторое время сохранялось осмысленное выражение лица, но потом глаза закатились и было видно, что она отошла. Дмитрий, не глядя на Дашку, равнодушно накинул на ноги Аленке петлю и лебедкой поднял ее тело на подвесную штангу - в компанию Марине и Надежде. Даша не могла прийти в себя: Алена - умерла, Алена - умерла... Она только что была жива и вот ее туша уже болтается над сливом.
Димка тем временем положил Аленину голову на стол рядом с головой Марины.
- Даш, давай, теперь ты, - сказал он, показывая Дашке на плаху и берясь за тесак.
- Я не... Я не могу... Нет... Я не хочу умирать! Не хочу, как они! Нет! Не убивайте меня, прошу вас! Мне только 19. Не надо!
Она явно впала в истерику.
- Галина Петровна, - позвал Дмитрий.
Галина Петровна и без него уже поняла, что девушка сорвалась. Она быстро накапала валерианки в мензурку, и вошла в экзекуторскую. Она поставила мензурку на стол и по-матерински обняла Дашу за плечи.
- Ну же, дочка, перестань! Не надо так! Ну что ты расклеилась!
Дашка разрыдалась у нее на плече.
- Пожалуйста, не надо. Я же все делала правильно и училась отлично! У меня все впереди!
- Ну-ну-ну... На, выпей - она подала Дашке мензурку и та выпила.
- Я просто... Я не хочу, как они! Я не хочу, чтобы мне отрубили голову, как суповой курице.
- Ну-ну... Дашенька, - утешала ее медсестра, - ты же понимаешь, что это необходимо сделать! Без этого никак.
- Я хочу домой, к родителям...
- Не думаю, что они обрадуются твоему появлению. Давай успокойся. Вставай на колени.
- Пожалуйста, никому не рассказывайте, что я струсила, ладно? - сказала она, вставая на колени перед плахой.
- Конечно- конечно. То, что происходит здесь, всегда остается тайной. По крайней мере, для живых, - она наклонила Дашку, уложила на плаху и кивнула Дмитрию. Тот взял тесак и схватил Дашку за загривок, еще сильнее прижав к плахе.
- Пожалуйста, еще минутку, я пока не готова. Еще одн...
Димка размахнулся и всадил ей тесак между позвонков.
- Грыыыы...
Дашка выпучила глаза и задергалась на плахе, но Димка крепко держал ее и быстро нанес еще один удар.
" Господи. Он меня рубит!". Дашка запаниковала. Она с ужасом осознала непоправимость происходящего, когда второй решительный удар полностью отделил ее голову от туловища. Кровь хлынула во все стороны, и Димка не удержал ее голову. Она упала на пол и пол и покатилась. Дашкины ноги, немного полноватые, безвольно разъехались, как еще несколько минут назад Аленины, а потом ее труп завалился на бок. Ее крупные груди дергались в агонии.
- Ну, вот и все, девочка, - ласково сказала Галина Петровна, поднимая Дашкину голову. - А ты боялась, а ведь ничего страшного. Сейчас ты отойдешь.
Дашка уже плохо понимала, что происходит. Ее дико мутило, в голове все путалось. Она слышала ласковый голос медсестры, и он ее успокаивал. Она очень боялась потерять сознание, хотя это именно то, к чему она должна была бы стремиться. Дашка все никак не хотела отпускать жизнь, но природа взяла свое: перед глазами поплыли черные круги, а потом сознание разлетелось на мелкие кусочки.
- Ух... В каждой смене попадается одна - две истерички, которые не могут нормально умереть, - сказала Галина Петровна, вытирая салфеткой перепачканные кровью руки. - Я позову следующих?
- Да, конечно, - ответил Дмитрий, поднимая лебедкой труп Даши и подвешивая его рядом с Аленой.
- Почему там так долго, - шушукались между собой девушки за дверью.
В этот момент дверь открылась и появилась Галина Петровна:
- Ну, следующая пара, проходите.
Появление Галины Петровны означало, что Даша и Алена умерли.

2.
В это время этажом ниже, в полуподвальном помещении, стояла и ждала другая группа обреченных. Их отвели час назад, оставили у двери и ничего не сказав, приказали ждать. Подвальное помещение, толщина стен и массивная дверь: все это указывало на то, что они пришли к последнему своему пункту назначения.
- Вы уже знаете, как будет происходить?- спросила одна из обреченных. Худая и бледная она в темноте коридора казалась покойницей.
- Все знают вроде, - ответила немного полная смуглая девушка рядом. - В направлениях все указано…
- У меня написано: “одним выстрелом в голову”, - сказала первая худышка, по имени Наташа.
- Везет, - ответила смуглая Вика. - Меня за мои проделки приговорили к процедуре степени 3А. - Она заметно волновалась.
- Приговорили... - Тут третья рыженькая и веснушчатая Марина вспомнила, что их пухленькую подружку по несчастью в отличие от других привели какие-то люди. Теперь она поняла, что это был конвой. - Ты здесь не для ликвидации, верно?
- Нет, - с плохо скрываемой обидой и обреченностью ответила Вика. - Я здесь по приговору суда.
- За что это тебя так?
- Да за разное... Ссука судья под конец не просто вынесла приговор и рекомендуемую степень... Она еще прямо туда записала, чтобы меня казнили тремя выстрелами в живот. И именно так, эти уроды даже не имеют права ничего поменять. Какое садистское указание!
- Да ладно, вон посмотри на нее, - сказала Марина и указала на Наталью. Бедняжка уже не стояла, а сползла вниз по стенке и сидела прислонившись спиной к шершавому бетону. Ее расфокусированный взгляд безучастно смотрел куда-то в сторону от группы. - Ее ждет выстрел в голову. Это значит, что она умрет мгновенно. Это самое страшное.
- Ну да, а я помучаюсь. - У сильной и боевой по жизни Вики просто не было сил скандалить и выяснять отношения.
Впервые она поняла, что действительно доигралась. Хотя перспектива получить единственную пулю ей тоже не очень нравилась, это было очень страшно даже для нее. Что ж, пожалуй, и так неплохо.
 

promer

Well-known member
Я в теме давно, то ничего другого на находил. Дык шо если у кого-есть более полная версия, очень прошу: дополните...
То что выкладывала Кристина (и на этом ресурсе, и на https://tortures.org.ua), я вроде бы все читал, но этой вещи у нее не видел. Можа я чтой-то пропустил....
 

Исполнитель

Moderator
Команда форума
Через гугл открывалась частная собственность!
По просьбе автора было почищено.
 
Сверху